Предупреждение!

Страницы, которые вы собираетесь смотреть, могут содержать материалы, предназначенные только для взрослых. Чтобы продолжить, вы должны подтвердить, что вам уже исполнилось 18 лет.

Девочка по вызову из Таганрога.


Девочка по вызову из Таганрога.Лизе все 22 года, но она уже довольно опытная проститутка в Таганроге. Стаж ее работы на так называемой Греческой лестнице (одна из улиц города) уже около пяти лет. Нам она поведала несколько любопытных фактов из своей жизни.

Как ты думаешь, для чего мужчины ходят к проституткам?

Как это ни странно, мужчина хочет не только секса, но и попросту потрепаться. Есть самые разные мужчины, приходящие с абсолютно разными потребностями, но он все-таки в большинстве случаев это не свинья и не просто самец. И для того, чтобы лечь в постель с женщиной, он все равно хоть как-то начинает разговаривать. Девочки становятся хорошими психологами ровно через два-три месяца после того, как начинают работать. Чаще всего девочки с головой, те, кто начинает профессионально этим заниматься, понимают, что проще развести на разговор. Она понимает, что раздвигать ноги — это еще не все, и учится понимать мужчину. Есть, правда, те, кому вот нужен секс — и все. Но таких не очень много.

Мужчина приходит чаще всего за психологической помощью: ну не могут наши мужчины пойти к психоаналитику, они ж не домохозяйки все-таки, стесняются вобщем. А вот к проститутке наведаться - милое дела. Здесь никто не осуждает клиента, что бы у него там в голове ни было. И нравственные проблемы клиента проститутку совершенно не касаются. Вот он пришел и вылил весь свой негатив. Получил он секс, не получил он секс — это не важно. Вроде как ему легче стало. Правда потом ощущения, что тебя используют в качестве помойного ведра.

Это, наверно, как симптом купе: когда ты едешь в поезде и оказываешься в одном купе с человеком, так как ты его не знаешь и он тебя не знает, то ты говоришь ему какие-то вещи, о которых не стал бы никогда говорить с близкими людьми. Здесь можно придумать себя. И, собственно говоря, на этом и строятся отношения. С другой стороны, возникают постоянные клиенты: ему с ней приятно, она ему показывает, насколько он хорош, что он замечательный совершенно человек, главный мужчина в жизни. В постели они, конечно, играют. Кому-то нравится секс, но чаще всего не нравится, потому что это работа, и это чистая физиология. Он не может приносить удовольствие, этот секс.

Сколько мужчин у тебя было? Или ты их не считаешь?


Сколько за время работы у меня было мужчин, я не могу сказать, и никто не может этого сказать. Я никогда не перенапрягалась, работала только днем. В среднем у меня было три клиента в день. Субботу и воскресенье я не считаю — это мое личное время. Это может быть три, четыре, ну максимум пять клиентов в день. Хотя чаще всего три и не более. Те, кто работает для того, чтобы отослать деньги домой, работают гораздо больше. Сложно посчитать. И потом, когда-то есть работа, а когда-то нет ее совсем. План по валу я не делала.

Какой твой обычный рабочий день?

Мой обычный рабочий день тогда выглядел так. Встала, умылась, попила кофе, накрасилась, оделась, поехала на работу. Включаю рекламный телефон, начинаю отвечать клиентам, рассказываю им, кто, что, где, как. Готовлю себе какую-то еду. Обыкновенную, нормальную еду. Отрабатываю одного, двух, трех клиентов. Общаюсь с ними. Клиент пришел, я с ним поговорила, взяла деньги, он сходил в душ, я сделала ему массаж, занялась с ним сексом, он оделся, я с ним поговорила, рассказала ему, какой он совершенно замечательный. Проводила, закрыла дверь и забыла. Один, второй, третий. После этого я помылась, переоделась, села на метро, с работы зашла в магазин, купила продукты домой, приготовила ужин, поболтала со своими родными, выслушала все проблемы, вымыла полы, сполоснулась, почистила зубы, посмотрела телевизор, почитала книжку, ответила на письма в интернете, залезла во «ВКонтакте», поиграла в «Ферму» и легла спать. На следующий день все по новой.

Бывали ли у тебя неприятные ситуации в работе?


Всякие ситуации были. Стереть из памяти это невозможно, периодически все-таки всплывает, хотя весь негатив, который был, ты пытаешься запихнуть куда-то, запереть в какой-то тайный угол в кладовке в твоей голове и не вытаскивать.

В первый раз было безумно страшно. С одной стороны, у меня уже были мужчины, у меня была своя собственная жизнь, а здесь ты вроде как чего-то продаешь… Ой, блин, ну это ужасно… Безумно страшно, безумно страшно, что ты не понимаешь, что надо делать.

Потом ведь вот это клеймо — «проститутка» — оно же очень сильно пугает. Что же я буду говорить дома, каким образом мне надо врать? Ты так или иначе влезаешь в ложь. Ты вынужден врать окружающим и близким людям. Это очень сложно, на самом деле, переносится. Единственное, что меня спасло, — это то, что я первому клиенту сказала, что он у меня первый. Правду говорить гораздо проще. Ну, а потом пришлось уже играть.


А у тебя бывали клиенты, для которых ты была первой?


Не у меня. Одна девочка рассказывала, что сын очень знаменитого актера привел своего друга, потому что тот в 22 года был девственник и безумно стеснялся. Девочке просто пришлось показывать, рассказывать, объяснять и учить, как максимально надо доставить наслаждение женщине. Наверное, вот это было очень неплохо. Какой-то жене очень повезло с мальчиком.

Кто-то из клиентов запомнился?


У меня был один очень странный клиент. Много про себя не рассказывал, но, судя по наколкам и судя по отрывочным фразам, как-то связан с криминалом. Приходил на массаж. В смысле, на массаж — секса там было минуты полторы, если не полторы секунды. Он приходил на массаж и поговорить за жизнь, за политику. И я поняла, что каких-то вещей вообще касаться просто нельзя. Даже судя по наколкам, их нельзя касаться. И он ценил вот эту деликатность. И никак не мог про меня понять. Часто говорил мне: «Ну ты же… ты же не отсюда, ну совсем не отсюда». Нет, конечно, не отсюда. Сейчас девчонки рассказывают, что приходит очень много медсестер работать, учителей. Подрабатывают они так. К сожалению.

Депутаты ходят, очень крупный бизнес ходит. Приходил ко мне очень известный в телевизионной сфере человек. Приходил сначала в маске — на роль раба. Однажды мне пришлось натурально разруливать ситуацию. Человек принес с собой бутылку коньяка, он ее выпил, и у него реально начался клин. И я понимаю, что мне его не разбудить. То есть мне уже домой пора, а его не разбудить. А потом он проснулся и долго еще пытался понять, где он и кто он.

Но больше всех мне запомнился батюшка. Многие девчонки, кстати, рассказывают, что приходят церковнослужители. Мой батюшка был постоянным клиентом, причем приходил на садо-мазо. Он выполнял у меня роль собачки.

Говорят, что проститутку можно выделить из толпы. Они более яркие, умеют себя подать. Ты можешь определить себеподобных?


Это миф, что можно как-то узнать проститутку в толпе. На улице, в магазине они абсолютно ничем не отличаются. Она достаточно просто одевается. По-разному: в чем ей комфортно, в том она и будет. Иногда это очень дорогие вещи, иногда совершенно нормальные. Ты ее не опознаешь. Она чья-то мама, она чья-то дочь, она ходила с кем-то в один садик, она чья-то соседка, она с кем-то живет на одной лестничной площадке, она ходит и оплачивает счета за квартиру, делает покупки в магазине… Она делает все то же, что делает любой другой нормальный человек. Эти женщины среди вас, среди нас, это каждая десятая. Если ты этого не знаешь, ты не относишься к ней хуже. Почему же, если это выплывает, то сразу: «А-а-а, беда-беда, ужас-ужас, распять на кресте!» С чего вдруг?